Николай Васильев. Не шевелись, а то снова промахнусь